12 Апр 2017

Путин заявил, что власти не допустят «цветных революций» в России

Российские власти не допустят «цветных революций» в стране. По словам президента Владимира Путина, Москва готова помочь и своим партнерам по ОДКБ.

«Цветные революции» — собирательное название процессов смены власти в некоторых странах — «революция роз» в Грузии, «тюльпановая» в Киргизии, «оранжевая» на Украине, «жасминовая» в Тунисе и «лотосовая» в Египте. Как правило, они начинаются мирными митингами и выливаются в жесткие противостояния с властью, которые приводят к падению режимов.

Позиция Москвы

Путин подчеркнул, что в Москве знают о различных теориях, которые осуществляются в разных регионах мира и приводят к серьезной дестабилизации.

«Разумеется, ничего такого допустить не должны и будем всячески стараться соответствующим образом вести себя в России и всячески поддерживать наших партнеров по ОДКБ», — отметил Путин в интервью телеканалу «Мир».

Угроза расширяется

В феврале министр обороны России Сергей Шойгу предупредил об угрозе расширения географии «цветных революций».

 «Их проведение позволяет при минимальных затратах ресурсов и ограниченном использовании собственных вооружений и вооруженных сил сокрушать региональные державы, достигая политических и экономических целей», — отметил Шойгу.

По словам министра, остановить «цветные революции» страны смогут только общими усилиями.

(https://ria.ru/politics/2…)

0
12 Апр 2017

Путин о террористических угрозах: Интервью телерадиокомпании «Мир»

В преддверии рабочего визита в Киргизию Владимир Путин дал интервью межгосударственной телерадиокомпании «Мир». Запись состоялась 11 апреля.

 

Р.Батыршин: В этом году Организации Договора о коллективной безопасности исполняется 25 лет. Выгоды союзников России очевидны. Во‑первых, это новейшее российское оружие по льготным ценам. Во‑вторых, это подготовка офицеров и солдат в российских военных вузах. В‑третьих, это доступ к разведданным Российской армии и, наконец, это противокосмическая и противовоздушная оборона, которая тоже осуществляется силами Российской Федерации, и многое другое.

Кроме того, нельзя забывать о том, что в случае агрессии против одного из государств — членов ОДКБ Российская армия должна встать на его защиту. Российская армия сегодня не только самая мощная в ОДКБ, но и, как показала операция в Сирии, одна из самых эффективных в мире. Итак, выгоды наших союзников понятны. В чём выгоды России от членства в ОДКБ?

В.Путин: Россия кровно заинтересована в стабильности на постсоветском пространстве. Мы с вами знаем угрозы, которые складываются вокруг периметра наших границ, наверняка об этом ещё зайдёт речь. Не будем сейчас говорить о западных рубежах, на востоке — Афганистан. И чем меньше угроз у нас с разных направлений для России и чем эффективнее будут совместные действия, тем лучше.

Мы не должны забывать, что существуют и современные угрозы, для которых границы не имеют значения, они трансграничные. Это терроризм, организованная преступность, наркотрафик, и эффективно бороться с этими угрозами в том числе для нас можно, только объединяя усилия. Мы предлагали объединять усилия и в глобальном масштабе. Вы знаете, я предлагал это и с трибуны ООН, но, во всяком случае, в региональном разрезе, в региональном масштабе мы это делать можем и, как показывает практика, делаем это достаточно эффективно.

Такая организация, как ОДКБ, себя, безусловно, оправдывает. В этом году у нас не только 25‑летие подписания договора, но и 15‑летие создания ОДКБ как организации. И это очень важные вехи, которые дают нам возможность посмотреть назад, оценить всё, что сделано в сфере безопасности. Оценить критически: вносить какие‑то коррективы, если нужно, как‑то дополнительно согласовывать наши действия, укреплять нормативную базу. В общем, для нас, как и для наших партнёров — я в этом глубоко убеждён, — сотрудничество в сфере безопасности является одним из приоритетов, и оно выгодно для всех участниц организации коллективной безопасности.

Р.Батыршин: Если составлять список угроз для безопасности стран ОДКБ, как бы он выглядел?

В.Путин: Это, прежде всего, терроризм, экстремизм разных мастей. Я уже сказал: наркотрафик, трансграничная преступность, но и, конечно, нельзя забывать о более глобальных угрозах. Мы знаем различные теории, которые осуществляются в разных регионах мира и приводят к серьёзной дестабилизации в этих регионах. Мы, разумеется, ничего такого допустить не должны и будем всячески стараться соответствующим образом вести себя в России и всячески поддерживать наших партнёров по ОДКБ.

Р.Батыршин: По мере успехов в борьбе с «Исламским государством», запрещённым в России и странах СНГ, нельзя забывать о другом фронте борьбы с террором — это Афганистан. То есть там с каждым днём мы наблюдаем, как талибы и другие радикальные исламисты подходят всё ближе к границам государств СНГ. Как вы оцениваете усилия ОДКБ в этом направлении?

В.Путин: Это очень опасное направление для всех нас. И мы знаем уже примеры, очень трагические примеры, когда с территории Афганистана осуществлялся прорыв боевиков. Я уже не говорю сейчас о наркотрафике, об инфильтрации отдельных преступных элементов. Но мы знаем примеры прорыва крупных бандформирований: вот на территории Киргизии, например, было такое несколько лет назад, когда приходилось применять вооружённые силы для борьбы с этими бандформированиями.

Мы прекрасно отдаём себе отчёт, насколько это опасно для нашей страны, для Российской Федерации. Не случайно в Таджикистане развёрнута и функционирует 201‑я наша военная база. Это важный элемент стабильности в регионе. Поэтому первая угроза — это, конечно, угроза терроризма, она со стороны Афганистана, это очень-очень серьёзно. Но, что касается талибов, вы знаете, многие государства мира так или иначе в контакте с этой организацией [«Талибан»]. Конечно, там очень много радикальных элементов. Но мы всегда, так же, как и наши партнёры, в том числе, кстати говоря, и представители Организации Объединённых Наций, исходим из того, что необходимо выстраивать отношения с любыми силами в Афганистане, исходя минимум из трёх принципов: это признание конституции Афганистана, разоружение и достижение полного национального согласия.

Мы очень рассчитываем на то, что нам никогда не придётся использовать наши вооружённые силы, в том числе и наши подразделения 201‑й базы в Таджикистане. Это одно из тревожных направлений, безусловно. Так же, как и афганская граница, имею в виду, что она очень протяжённая, свыше тысячи километров, тысяча триста километров. Исходим из того, что мы, помогая законному правительству Афганистана вместе с другими участниками этого процесса урегулирования, в конечном итоге добьёмся примирения и вывода Афганистана на путь мирного решения всех внутренних проблем и развития.

Р.Батыршин: Вообще, безопасность ОДКБ как главного политического союза невозможна без эффективной охраны границ. Как вы оцениваете действия ОДКБ по защите внешнего периметра наших стран?

В.Путин: Конечно, это очень важное направление, мы укрепляем это взаимодействие по инициативе Киргизии. В прошлом году были приняты соответствующие решения, которые интенсифицируют работу по этому направлению. Мы проводим постоянные совместные учения, и наши пограничные службы, специальные, они не просто находятся в контакте, они постоянно взаимодействуют, обмениваются информацией. Создаётся соответствующий банк данных и достаточно активно используется в совместной практической работе. Всё, что происходит по линии ОДКБ, имеет выход на практику в самом прямом смысле этого слова, это ежедневная совместная работа.

Но что касается непосредственно пограничных служб, войск, то мы не просто сотрудничаем с нашими коллегами, мы помогаем им вооружением, специальной техникой, подготовкой кадров.

Р.Батыршин: В рядах запрещённого «Исламского государства» тысячи выходцев из стран СНГ. Когда-нибудь победа над ИГИЛ настанет, и вот они вернутся на родину и будут создавать новые террористические ячейки. Как работает ОДКБ в этом направлении?

В.Путин: Во‑первых, нужно добиться ещё этой победы. Чтобы её добиться, мы должны объединять усилия, и не только в рамках ОДКБ, но и в более широкой международной коалиции. Иначе успех вряд ли возможен.

Что касается того, как Вы сформулировали вопрос, очень бы хотелось, чтобы, если эта победа состоится, чтобы она состоялась таким образом, чтобы в нашу страну никто уже не смог вернуться. Именно эту цель преследует наш контингент в Сирии. Наши военнослужащие, группировка наша, которая воюет с международными террористами на другой территории, не на российской, именно для того, чтобы сюда никто не смог вернуться. Или, если такое иногда происходит, то это лишний раз доказывает, что мы сделали правильный выбор, и мы должны сделать всё, чтобы возврат этот минимизировать. Это во‑первых.

Во-вторых, действительно, вы правы, по разным подсчётам, примерно двадцать тысяч иностранных боевиков воюет в Сирии, из них почти десять тысяч из стран СНГ. Ну где‑то тысяч девять, по разным подсчётам, чуть меньше половины, из России. Тысяч пять примерно из стран Центральной Азии. В основном это, кстати, страны ОДКБ. Поэтому угроза очень большая, реальная. Мы знаем её, понимаем масштаб этой угрозы и должны сделать всё, чтобы её минимизировать. Над этим работаем.

Р.Батыршин: Главы государств ОДКБ приняли решение о создании коллективных сил оперативного реагирования — КСОР. Скажите, пожалуйста, при создании КСОР учитывался ли опыт применения сил специальных операций Российской армии, которые достаточно эффективно себя показали на Северном Кавказе и в Сирии?

В.Путин: Вы знаете, силы специальных операций, они заработали так, как они сейчас себя проявляют, буквально вот, ну скажем, в течение последнего года, то есть после создания КСОР. Хотя и КСОР создавался из достаточно хорошо подготовленных подразделений, но всё-таки силы специальных операций Российской армии — это новая страница в жизни, в жизни российской силовой составляющей.

Это такие подразделения, которых, я могу сказать это совершенно ответственно, у нас пока никогда раньше не было, даже в советские времена. Это очень высокие профессионалы, хорошо оснащённые и эффективно работающие в очень сложных условиях. Это люди, очень хорошо мотивированные и в высшей степени профессиональные, и, конечно, я знаю, что и как они делают. Это патриоты своей страны.

Вы знаете, мы, конечно, будем делать всё, для того чтобы и объединённые силы наши, КСОР, о которых вы упомянули, они имели возможность не только знакомиться с новейшими методиками и пользоваться специальными средствами, с которыми работают наши силы специальных операций. Мы, конечно, будем делиться и будем этот опыт распространять и на наших союзников по ОДКБ.

Р.Батыршин: ОДКБ часто сравнивают с другим военно‑политическим блоком, с НАТО. В чём сходство и в чём отличие и почему ОДКБ не выступает с политическими заявлениями, как НАТО?

В.Путин: НАТО создавалась в условиях холодной войны и противоборства двух блоков. Теперь такой ситуации нет. Нет никакого разделения по идеологическому признаку между государствами, и в Европе в том числе. Но вот эти родимые пятна холодной войны, они на НАТО очень заметны. Эта организация продолжает жить в парадигме блокового противостояния. Действительно, она очень идеологизирована, несмотря на различные заявления, что она должна трансформироваться в современных условиях. Мы много слышали таких заявлений, но всё‑таки реальной трансформации мы не видим.

ОДКБ создавалась в новых условиях, для купирования современных угроз, я их перечислил по степени важности: терроризм, экстремизм, наркотрафик, трансграничная преступность. Поэтому, может быть, у нас нет прямых совместных чисто политических или политизированных заявлений. У нас и решения принимаются консенсусом. Причём это не формально, а по сути, именно по сути консенсуса. У нас абсолютно другая атмосфера в организации.

Смотрите, сейчас, совсем недавно, мы были свидетелями нанесения ракетных ударов по Сирии Соединёнными Штатами. Ну и как отреагировали союзники по НАТО? Все кивают, как китайские болванчики, не анализируя ничего, что происходит. Где доказательства применения сирийскими войсками химического оружия? Их нет. А нарушения международного права есть. Это очевидный факт. Без санкции Совета Безопасности ООН наносится удар по суверенной стране. И, несмотря на это явное нарушение международного права, все согласны, принимают и начинают кивать и поддерживать.

Я вот недавно говорил, вы, наверное, видели, на встрече с итальянским коллегой. Так было и в 2003 году, когда был использован надуманный совершенно предлог для ввода войск в Ирак. Страна разрушена, кстати говоря, именно после этого начался бурный рост террористических различных организаций, движений, возникло «Исламское государство», другие организации. Все это знают, все это понимают, но опять наступают на те же самые грабли. Вот так функционирует НАТО.

ОДКБ так не работает. Мы стараемся, как я уже сказал, возникнув в совершенно других новых реалиях, прежде всего концентрировать свои усилия на реальных угрозах, на совместной борьбе с этими реальными угрозами. Но тем не менее мы не можем проходить мимо вещей такого глобального характера, которые создают угрозу всему миру. Например, мы говорили неоднократно о своём неприятии развёртывания систем противоракетной обороны, размещения оружия в космосе и так далее. То есть по таким фундаментальным глобальным вопросам мы считаем возможным сформулировать свой общий подход, и мы это делаем.

Р.Батыршин: После встречи с итальянским президентом вы сказали, что не исключено, что химическая атака на сирийский город Идлиб, которая послужила поводом для ракетного удара США по сирийской базе, была провокацией боевиков ИГИЛ. И что те же самые игиловцы готовят ещё одну провокацию с применением химического оружия под Дамаском. Получается, что американцы фактически своими действиями помогают боевикам ИГИЛ, с которыми, по идее, они должны бороться?

В.Путин: По-моему, я не говорил, что это была провокация со стороны ИГИЛ, я говорил, что это была провокация, но кем она была организована, я не сказал. Возможны разные варианты. Но для того, чтобы дать окончательный ответ, нужно тщательно расследовать это событие. И другого пути нет. Именно это мы и предлагаем сделать. Причём все хорошо знают, всем хорошо известно, что по нашей инициативе и по инициативе Соединённых Штатов мы провели большую работу по ликвидации химического оружия, которое было у сирийских властей. И они всю свою работу исполнили, все свои обязательства выполнили, насколько нам известно. И это подтверждено соответствующей специализированной организацией в ООН. Вот если какие‑то сомнения возникли, можно провести эту проверку.

Вы знаете, ведь это нетрудно сделать с помощью современной техники, современных систем анализа, анализаторов. Если кто‑то из официальных властей применял, то так называемые «хвосты», остатки порошка, на технике, на территории, они не могут не остаться. Современная техника их точно зафиксирует. Ну чего проще: приехать на тот же аэродром, по которому наносились удары и якобы с которого стартовали самолёты с химическим оружием, и всё там проверить. Если наши партнёры говорят нам о том, что под удар сирийской авиации попали какие‑то мирные граждане, тогда пусть эти мирные граждане допустят на места этих атак наблюдателей ООН, международных организаций, и там надо всё проверить.

Здесь возможно несколько версий. Две из них я считаю основными.

Первая — это то, что сирийская авиация попала в подпольный цех по производству боевых отравляющих веществ. А это вполне возможно, поскольку боевики неоднократно их применяли, и с этим никто не спорит, в том числе, кстати говоря, и в Ираке применяли против международной коалиции и иракской армии. Просто это зафиксировали, но никто этого старается не замечать, никто ведь не раздувает там шума по этому вопросу. Хотя все согласились с тем, что боевики применяли отравляющие вещества. Значит, у них оно есть, а если есть там, то почему не может быть в Сирии? Это же одна банда. Это первая версия.

А вторая версия — это просто постановка, то есть провокация. Это специально сделано, для того чтобы раздуть шумиху и создать предпосылки, предлог для дополнительного давления на законные сирийские власти, вот и всё. И это подлежит проверке. Без проверки мы не считаем возможным предпринимать какие‑либо шаги, направленные против официальных сирийских властей.

Р.Батыршин: Можно ли говорить сейчас, что российско-американские отношения деградируют ещё ниже, чем они были? То есть, что отношения при Трампе стали ещё хуже, чем при предыдущем президенте?

В.Путин: Можно сказать, что уровень доверия на рабочем уровне, особенно на военном уровне, он не стал лучше, а скорее всего деградировал.

Р.Батыршин: Вернёмся к теме СНГ, мы всё-таки телерадиокомпания СНГ.

Невозможно забыть трагедию 3 апреля в Санкт-Петербурге. Террорист-одиночка, который взорвал бомбу в метро, хоть и гражданин России, но он этнический узбек, родился в Оше. Сразу после этого многие в России заговорили о том, чтобы полностью пресечь трудовую миграцию из постсоветских стран и отменить безвизовый режим. Как Вы относитесь к подобной идее?

В.Путин: Во‑первых, я понимаю обеспокоенность наших граждан. Мы фиксируем достаточно много событий, которые воспринимаем как угрозу для национальной безопасности, исходящую от боевиков, фильтрация которых происходит через республики бывшего Советского Союза. Это касается не только Средней Азии, но и других республик. Часть из них прибывает, кстати говоря, из‑за рубежа. Современный мир так устроен, что полностью прекратить миграцию невозможно. Это касается не только России, это касается практически всех стран. Вопрос в том, чтобы наладить жёсткий контроль за этими миграционными потоками.

Во-вторых, подавляющее большинство людей, которые приезжают в Россию, они всё‑таки приезжают работать, чтобы помочь своим семьям. Создание такой организации, как Евразийский экономический союз, предполагает свободное движение рабочей силы, капиталов, услуг, товаров. И это является огромным преимуществом для развития всех наших стран, именно огромным преимуществом. А современный мир устроен таким образом, что именно успех или неуспех в сфере экономики решает судьбу целых регионов. Поэтому это ключевой вопрос нашей жизни и нашего будущего.

Успех в сфере экономики невозможен без интеграции, так устроен современный мир. Поэтому просто так взять включить, что‑то выключить просто по объективным обстоятельствам невозможно. Спецслужбы просто должны работать лучше, эффективней, и если мы говорим об экономических процессах, то мы не должны забывать о нашем сотрудничестве в области безопасности. Вот для этого и создавалась ОДКБ.

Вы сказали о решении Назарбаева лишать гражданства граждан Казахстана, которые причастны были к преступной деятельности «Исламского государства». В соответствии с российской конституцией мы лишать гражданства никого не можем. Но мы можем отменять соответствующие решения, которые послужили основанием для получения российского гражданства. Мы проведём консультации с нашими юристами, и, я думаю, такие решения будут приняты в самое ближайшее время.

Р.Батыршин: Вы рассказали о самом инвестиционном проекте, в который входят почти все страны ОДКБ, это Евразийский экономический союз. Он начал свою работу, начал сложно, начал непросто. И многие государства, которые туда входят, столкнулись с трудностями.

В ЕврАзЭС почти все столкнулись с теми же проблемами и трудностями, с которыми столкнулась экономика России после санкций. И они говорят, что экономика России и упала, и придавила нас. Поэтому они не смогли показать гражданам очевидные преимущества объединения рынка капиталов, труда и рабочей силы. Как вы относитесь к этому?

В.Путин: Это не соответствует действительности абсолютно. Потому что, откровенно говоря, санкции здесь ни при чём, то есть их влияние минимально. Что серьёзно, так это изменение конъюнктуры на мировых рынках. И это повлияло, конечно, на российскую экономику, но она, эта конъюнктура негативная, повлияла и на экономику наших партнёров. Причём повлияла напрямую. Не через нас, а напрямую. Есть, конечно, взаимозависимость: и зависимость наших стран-партнёров от нашей экономики, и, кстати говоря, нашей от них тоже.

Но что совершенно очевидно, это преимущества, которые дают эти интеграционные процессы, если их правильно направлять. А мы, я считаю, действуем очень аккуратно и экономически очень сбалансированно. Мы не забегаем вперёд, так, как, например, в некоторых странах Евросоюза. Вот ввели там общую валюту и ещё напринимали всяких решений, а потом выяснилось, что экономики некоторых стран, они без собственной валюты не то чтобы не могут жить, но им жить очень сложно, привязавшись к достаточно сильному евро. Они не могут воспользоваться инструментами монетарной политики, для того чтобы ослабить национальную валюту, как‑то сманеврировать в этом плане и так далее.

Если посмотреть на такие страны, как, например, Киргизия или Армения, которые позже присоединились к ЕАЭС, совершенно очевидно преимущество. У них объёмы торговли с нами резко увеличились. Для Киргизии вообще, по-моему, в 2,5 раза. А, скажем, по Армении на 80 процентов увеличились объёмы торговли. Это во‑первых.

Во-вторых, в стоимостном выражении могут быть какие‑то цифры, которые вызывают озабоченность. Это связано с курсовой разницей. А физические объёмы, они не только не сократились, но и увеличиваются.

Есть ещё одно обстоятельство, которое я считаю очень важным: у нас облагораживается структура нашей торговли, уменьшается объём в наших торговых операциях минерального сырья, минеральных товаров, увеличивается количество машин, оборудования и высокотехнологичных и финансовых услуг. Это чрезвычайно важно, и это говорит о том, что наше интеграционное объединение и инструменты, которые мы создаём, помогают улучшать структуру наших экономик. А это вообще основной путь, основная цель нашего развития — высокотехнологичная экономика с хорошо оплачиваемыми рабочими местами.

Р.Батыршин: СНГ — это территория без визовых барьеров. ОДКБ — это общая безопасность. ЕАЭС — это общий рынок капиталов, труда и рабочей силы. Наша межгосударственная телерадиокомпания «Мир» — это единое информационное пространство СНГ. Что бы вы могли пожелать телезрителям в наших странах в заключение нашего интервью?

В.Путин: Всего самого простого, но самого нужного — счастья, здоровья, благополучия. И поскольку мы говорим о нашей организации, которая призвана обеспечивать мир и безопасность, то вот как раз мира и уверенности в том, что этот мир надёжно будет обеспечен нашими вооружёнными силами и нашими общими усилиями, направленными на поддержание этого мира.

(http://kremlin.ru/events/…)

0
11 Апр 2017

США пригрозили России изоляцией в случае отказа от сделки по Сирии

Если Россия и США не смогут достичь выгодной сделки по Сирии, которая будет соответствовать национальным интересам США, Россия может оказаться изолированной, сообщил представитель Белого дома Шон Спайсер.

«Если мы не сможем заключить сделку, которая будет соответствовать нашим национальным интересам, Россия будет изолирована», — сказал он.

Спайсер также добавил, что Москва самоизолируется от мирового сообщества, потому что ставит себя в один ряд с Сирией и КНДР, которые, по его словам, являются «государствами-изгоями».

При этом представитель Белого дома отметил, что Соединенные Штаты готовы к стратегическому сотрудничеству с Россией для достижения общих целей, например, борьбы с «Исламским государством» (ИГ, запрещена в России), однако они не будут отказываться от своих принципов и ценностей.

(https://ria.ru/syria/2017…)

0
09 Апр 2017

Это не та внешняя политика, с которой Трамп вел избирательную кампанию

Он оказывается более агрессивным и дерзким, чем Обама.

By ROBERT W. MERRY • April 7, 2017
 

JStone / Shutterstock.com

Возможно, слишком рано пока говорить наверняка, но Дональд Трамп выглядит все больше и больше как обманщик. Он также выглядит слабовольным. И политически неблагодарным человеком. И все это проявляется в виде резкого контраста с ускоряющимися событиями касательно Сирии. Соединенные Штаты выпустили десятки ракет по сирийским военным объектам в качестве ответной меры на химическую атаку на контролируемой повстанцами территории. Таким образом Трамп продемонстрировал, что в той степени, в которой его внешняя политика отличается от внешней политики его предшественника, она более агрессивная и более рискованная, чем политика Обамы. И это противоположно тому, как он вел предвыборную кампанию.

Что ж, давайте начнем с ключевого гражданского связующего вещества — политической благодарности. Это то свойство, которое понуждает политиков уделять особое внимание людям, приведшим их к власти. Это может вызвать гнев и разочарование со стороны людей, находящихся на другой стороне обсуждаемых важных вопросов, но этим людям придется согласиться с тем, что они проиграли. Победители же выстраивают свою политику на основе политических дебатов последней избирательной кампании. Так работает демократическая политика.

Вспоминая политические обсуждения последней избирательной кампании, мы помним, что Трамп атаковал иракскую войну как бессмысленную иностранную авантюру с горькими и продолжающимися последствиями, включая текущий ближневосточный хаос. Он говорил, что он точно не совершит ту же самую ошибку в Сирии, и что присоединение к борьбе против сирийского президента Башара аль-Асада поставит Соединенные Штаты на сторону «Исламского государства» и других террористических организаций в регионе. Он говорил, что если Асада сместят, то страна, вероятно, попадет под контроль плохих людей, которые ненавидят Запад — другими словами, это одни из самых худших наших врагов. Он рекламировал свое часто повторяемое желание улучшить отношения с Россией, союзницей Асада, и говорил, что он будет работать с Россией с целью закончить ужасное сирийское кровопролитие.

По всей стране многие американцы истолковали эту избирательную риторику как означавшую, что это политик, который воспротивится общепринятому мнению элит, что он устоит перед призывом демонстрировать американскую военную мощь в тех местах, где происходит трагедия. Мы знаем, что большинство американцев согласились с жесткой оценкой Трампа иракской войны Джорджа У. Буша, хотя некоторые, возможно, с неудовольствием восприняли типичные для миллиардера обвинения, что наши национальные лидеры на самом деле лгали американскому народу, чтобы направить Америку на войну (в противоположность тому, что они катастрофически ошиблись в отношении того, было ли оружие массового уничтожения у иракского лидера Саддама Хусейна и общался ли он с анти-западными террористическими организациями).

Поэтому следует задать вопрос: чем Трамп обязан своему электорату, людям, которые поставили его у власти? Есть ли у него моральный долг перед ними проявить решимость и не впутываться в еще одну ближневосточную войну, даже после ужасной атаки химическим оружием в Сирии? Обязан ли он предъявить им реальное доказательство, что Асад был виновником этого?

В более широком смысле, должен ли он объяснить американскому народу, что именно он намеревается достичь своими военными действиями, каковы будут их параметры и каковы ограничения? Не обязан ли он уважать Конгресс как ветвь правительства, которой поручена ответственность объявлять войну?

Чиновники администрации Трампа немедленно заговорили агрессивно по этому вопросу, прежде чем могло быть проведено какое-то серьезное расследование того, что на самом деле произошло в Сирии. Асад, как моментально предположили, является виновным. Госсекретарь Рекс Тиллерсон сказал, что Асад не заслуживает «никакой роли» в управлении его страной. Так Америка, похоже, готовится вступить в еще одну авантюру по смене режима — это политика, результатом которой стал бесконечный региональный хаос, когда она была применена к Ираку и Ливии. Затем свое мнение высказал Трамп на борту президентского самолета, заявив, что «то, что произошло в Сирии, является позором человечества, и он (Асад) там находится, и он всем управляет, так что я думаю, что что-то должно произойти».

Похоже, что наш новый президент рядится в одежды Вильсона, посылая американские войска в отдаленные места планеты в защиту гуманитарных интересов.

Конечно, очередной «высокопоставленный американский чиновник», один из тех людей, которые всегда оказываются на страницах «Нью-Йорк Таймс» в таких случаях, сказал газете, что американская разведка установила «с высокой достоверностью», что за этим злодеянием стоит Асад. Но мы видели это кино раньше. Разведывательное сообщество не пользуется большим доверием сегодня, не говоря уже о каком-то американском чиновнике высокого ранга, выступающем анонимно от его имени.

Есть и другие варианты, включая удар по складу повстанцев, в котором было химическое оружие, или даже действия аль-Каиды с тем, чтобы вызвать как раз то самое западное возмущение Асадом, которое и произошло. Как задается вопросом занимающийся расследованиями журналист Роберт Пэрри: зачем Асаду рисковать провоцированием западного военного ответного удара такими действиями, имея решающее преимущество в гражданской войне?

Ну, может, он все же рискнул. Вероятно, он настолько глуп, насколько и жесток. Но если он это сделал, то американский народ заслуживает того, чтобы знать факты, предоставленные официально и точно, факты того, что произошло, и в чем заключается общий военный план.

Возвращаясь к электорату Трампа: эти люди, на основе его предвыборной риторики и его атак против агрессивной внешней политики страны последних двух десятилетий, ждали от него не этого. Это люди, приведшие его в Белый дом, и он должен как минимум признать это. Он должен быть им политически признательным.

И вот здесь мы видим его слабость. Его предвыборные убеждения, по-видимому, лишены мужества, которое требуется, чтобы их отстаивать. Во время предвыборной кампании он хвастался. Он отлично ходил козырем. Он производил впечатление человека, который не поддается влиянию общепринятых популярных идей или негодования элит. Он пойдет своим путем, потому что это единственный способ осушить вашингтонское болото, создать новую политическую диалектику, сократить уровень американского внешнеполитического авантюризма.

Но для этого нужно обладать реальным мужеством. Психологически это трудно — отважиться пойти политически туда, куда никто раньше не ходил. Это легко сказать; но чтобы сделать это на самом деле, требуется стойкость, не присущая политическим слабакам.

И теперь мы читаем, что представители общепринятого мнения и представители истеблишмента в администрации Трампа уничтожают людей в администрации, которые были с ним во время его предвыборной кампании, когда он громил общепринятых идеологов и представителей истеблишмента, которые теперь захватывают его администрацию. Во внутренней политике ставки, возможно, не так высоки; самым большим проигравшим станет, вероятнее всего, сам Трамп. Но во внешней политике ставки огромны, и проигравшей может оказаться вся страна.

Как можно объяснить эти признаки, что правление Трампа будет значительно расходиться с его предвыборными заявлениями? Трудно удержаться от подозрения, что частично это связано с отсутствием убеждений. Он подгоняет их — и делает это с тех пор, как спустился по этому знаменитому эскалатору в Башне Трампа в июне 2015 года. И все же он говорил так, словно он был человеком твердых взглядов, человеком, чьи слова предвосхищали его действия. В политике, когда слова и поступки не находятся в соответствии друг с другом, мы называем это лицемерием.

Сирийская драма еще не закончена, и поэтому этот эпизод, возможно, не прояснит суть Дональда, как это выглядит в данных размышлениях. Но эти признаки не очень положительные в данном конкретном случае, как они не выглядят положительными и по многим другим вопросам.

Роберт У. Мерри, давний вашингтонский журналист и администратор-издатель, является редактором «The American Conservative». Его следующая книга «Президент Маккинли: архитектор американского столетия» выйдет в издательстве Simon & Schuster в сентябре.

 

(http://www.theamericancon…)

0
09 Апр 2017

Трамп обдумывает введение санкций против России из-за Сирии

ВАШИНГТОН, 9 апр — РИА Новости. Президент США Дональд Трамп обсуждает с членами своей администрации возможность введения новых санкций в отношении России и Ирана за поддержку Сирии, сообщила постоянный представитель США при ООН Никки Хейли.

«Мы (администрация США — ред.) будем обсуждать это и уже начали обсуждать», — сказала Хейли в интервью телеканалу CNN, отвечая на вопрос, «хочет ли президент более жестких санкций против России и Ирана».

 Она также ответила на вопрос, есть ли у США доказательства причастности Дамаска к химатаке в Идлибе. По словам Хейли, администрация пришла к выводу о вине сирийских властей на основе секретных материалов.

«Нам показывали доказательства, президент видел доказательства. Все они, разумеется, засекречены, и я уверена, что когда они смогут рассекретить их, они это сделают», — сказала дипломат.

 

По ее словам, директор ЦРУ Майк Помпео делился «доказательствами и информацией, которая у него есть», с международными партнерами.

Новый виток напряженности в отношениях Москвы и Вашингтона возник в связи с последними событиями в Сирии. Сирийская оппозиция 4 апреля заявила о химической атаке в провинции Идлиб и обвинила в ней власти в Дамаске, которые отвергли все обвинения и возложили вину на террористов. США и другие страны Запада также считают Дамаск виновным, хотя никаких реальных доказательств представлено не было.

(https://ria.ru/world/2017…)

0
08 Апр 2017

Сирийский удар Трампа посылает сигнал России

При этом некоторые представители американских властей полагают, что удары в Сирии могут еще более «осложнить визит Тиллерсона в тот момент, когда надежды на быстрое сближение США и РФ уже растаяли». «Есть вопросы по поводу того, насколько хорошо пройдет визит», — заявил изданию неназванный представитель администрации. «Первая российская реакция (на удар США по Сирии) не воодушевляет», — добавил он.

НЬЮ-ЙОРК, 8 апреля. /Корр. ТАСС Кирилл Волков/. Военный удар США, нанесенный по Сирии, призван продемонстрировать всему миру, в том числе РФ, решимость новой вашингтонской администрации использовать силу гораздо активнее, чем предыдущие американские власти. Об этом пишет в пятницу Wall Street Journal (WSJ).

«На протяжении последних месяцев представители администрации (президента Дональда) Трампа говорили, что США должны подходить к России с позиции силы, прежде чем улучшать отношения с Москвой», — пишет издание. «Принимая решение, как отреагировать на произошедшую на этой неделе химическую атаку» в Сирии, администрация США также «решала, какой сигнал она хочет послать остальному миру», отмечает газета, называя это одним из самых первых «внешнеполитических тестов» для Трампа.

«Это касается не только Сирии, — приводит издание слова неназванного представителя администрации. — Это отражает то, как он (Трамп) хочет восприниматься другими мировыми лидерами. Важно, чтобы люди поняли, что это другая администрация».

Перед приездом Тиллерсона

Как заявили WSJ источники в американских властных структурах, нанесенный по Сирии удар представлял собой «относительно сдержанное вмешательство», в первую очередь, чтобы избежать «непреодолимого разрыва в отношениях» между Вашингтоном и Москвой в преддверии запланированного на следующую неделю визита в РФ госсекретаря Рекса Тиллерсона.

«Однако, символическое значение первого с начала сирийского конфликта прямого удара США, направленного против Асада, изменило динамику в отношениях между США и Россией в том, что касается Сирии», — пишет издание. Как оно отмечает, российские власти в течение многих лет «использовали в своих интересах сильно ограниченную склонность Вашингтона к риску», но нанесенный удар показал, что упомянутый подход США изменился.

Многие сторонники Трампа в правительстве США выражают надежду, что проявленная им решимость «ознаменовала начало изменений в более широком подходе Вашингтона к переговорам с Москвой», подчеркивает газета.

При этом некоторые представители американских властей полагают, что удары в Сирии могут еще более «осложнить визит Тиллерсона в тот момент, когда надежды на быстрое сближение США и РФ уже растаяли». «Есть вопросы по поводу того, насколько хорошо пройдет визит», — заявил изданию неназванный представитель администрации. «Первая российская реакция (на удар США по Сирии) не воодушевляет», — добавил он.

(https://www.wsj.com/artic…)

0
07 Апр 2017

Трамп больше не управляет Америкой

Удар США по сирийской авиабазе окончательно поставил точку в попытках Дональда Трампа вести самостоятельную политику. За прошедшие менее чем три месяца со дня инаугурации вашингтонский истеблишмент победил сорок пятого президента США, ранее призывавшего к совместной с Россией борьбе с терроризмом и прекращению вмешательства в дела суверенных государств. Трамп проиграл, впрочем, не только он.

 

Запомните эту дату — 7 апреля 2017 года или, если брать вашингтонское время, 6 апреля. Нет, не потому, что США в этот день (точнее ночь) нанесли очередной удар по суверенному государству по надуманному поводу — они делали это и раньше, и, судя по всему, будут делать и впредь, пока могут. И не потому, что американская атака на сирийскую авиабазу приблизила нашу планету к Третьей мировой: сейчас не 60-е годы и губить Землю ради идеологических принципов никто не будет.

 

Все куда банальнее и проще. 7 апреля (шестого по вашингтонскому времени) стало абсолютно, кристально ясно, что крестовый поход Дональда Трампа на вашингтонский истеблишмент полностью провалился. Сорок пятый президент США поднял обе руки и на коленях приполз к строгим мужчинам и женщинам, привыкшим определять внешнюю политику США, со словами «чего изволите?».

— А изволим удар по Башару Асаду, которого ты, несносный Дональд, отказывался свергать и вообще называл борцом с ИГ*, а не исчадием ада.

— Как изволите, назову исчадием и удар нанесем!

— Исполняй.

Разумеется, звучало и выглядело это несколько по-другому, но суть была именно такой. Трамп со своим особым видением внешней политики, идеями невмешательства в дела суверенных государств и концентрации на американских интересах, с которыми он шел во власть, признал свою полную капитуляцию и разоружился перед лицом партии и правительства.

Сложно сказать, что именно сподвигло 45-го президента все-таки принять решение об ударе по Сирии на основании данных, правдоподобность которых мало отличается от достопамятной пробирки Колина Пауэлла, которой тот тряс с трибуны ООН накануне удара по Ираку, уничтожившему государственность этой страны и создавшему унавоженную почву для создания ИГ. Была ли это угроза импичмента или более серьезная угроза? Или желание доказать всему миру «я не пророссийский!». Или что-то еще.

 

Кстати, в отличие от Ирака, где террористы воспользовались военной операцией США не сразу, в случае с ударом по Сирии ИГ моментально показало, что происходит при ослаблении правящего режима — их атака в провинции Хомс, где была расположена разбомбленная база, практически совпала по времени с американским ударом.

Неудивительно, что Саудовская Аравия одобрила нападение американцев на Сирию — саудиты готовы на все ради свержения «еретика» Асада. Одобрение Израиля выглядит куда более странным — если ИГ выйдет к их границе, все предыдущие интифады и даже войны с арабскими странами могут показаться детскими забавами.

Даже такой яркий представитель администрации Обамы, как Джен Псаки, одобрив «прозрение» Трампа, в целом осталась недовольна: бывший представитель Госдепа указала, что Трамп действовал без юридического основания, не совещаясь с Конгрессом, не координируя свои действия с партнерами и союзниками. Псаки также раскритиковала главу государства за то, что он не выступил перед гражданами США, чтобы сообщить о предстоящей атаке, так как они должны знать, на что подписываются. Она подчеркнула, что одной военной мощью в Сирии не обойтись. И задалась вопросами, есть ли у президента США дипломатический план, линия относительно контактов с Россией, понимает ли он, какова будет реакция РФ и Ирана и являются ли авиаудары частью долгосрочной военной операции, в том числе наземной?

Заявление Трампа об ударе по Сирии изобилует слезовыжимательными оборотами вроде «Асад прекратил жизни невинных мужчин, женщин и детей, это была медленная и жестокая смерть для многих, даже прекрасные младенцы были жестоко убиты во время этой очень варварской атаки».

(https://www.vz.ru/politic…)

0
05 Апр 2017

The Independent: Лондон пытается улучшить отношения с Москвой вслед за избранием Трампа

Правительство Великобритании выступило инициатором улучшения отношений с Россией вслед за избранием Дональда Трампа президентом Соединенных Штатов. Об этом со ссылкой на дипломатические источники сообщила в среду британская газета The Independent

«Британское правительство предприняло осторожные усилия по сближению с Москвой в попытке улучшить пришедшие в плачевное состояние отношения между двумя странами», — говорится в статье. По информации издания, изменение позиции Лондона «последовало за приходом Дональда Трампа в Белый дом и вызванными этим ожиданиями того, что его администрация укрепит отношения с президентом России Владимиром Путиным».

Именно это соображение, согласно сведениям газеты, лежало в основе объявленного в начале марта визита главы МИД Соединенного Королевства Бориса Джонсона в Москву. «По информации дипломатов высокого ранга, решение Лондона активнее взаимодействовать с Кремлем оформилось в начале марта в тот момент, когда Борис Джонсон подготовился к тому, чтобы стать первым министром иностранных дел Великобритании, посетившим Россию за последние пять лет», — пишет издание.

Визит изначально был намечен на 31 марта. Однако затем его отложили из-за встречи глав МИД стран-членов НАТО, дату проведения которой пришлось скорректировать, чтобы подстроиться под график госсекретаря США Рекса Тиллерсона. МИД королевства тогда сразу подчеркнуло, что речи об отмене визита не идет, и он состоится в ближайшее время.

«Соединенное Королевство должно снова посмотреть на свои отношения с Россией в свете того, каким может быть отношение администрации Трампа к России в будущем, — приводит газета слова западноевропейского дипломата, работающего в Лондоне. — Мы характеризуем сейчас британскую позицию как прагматизм, приходящий на смену догматизму».

«Это жизненно необходимо, учитывая возрастающее присутствие России на Ближнем Востоке и в Северной Африке», — отметил дипломат, оговорившись, что осуждение воссоединения Крыма с РФ остается в силе. «Но в то же время очевидно, что нам нужно говорить с Москвой», — добавил он.

(http://tass.ru/mezhdunaro…)

0