Обзор сети

Позывной «Валькирия»: как россиянка Юлия Толопа стала героиней украинских националистов

История с троекратным отказом Государственной миграционной службы Украины выдать украинский паспорт ветеранке АТО Юлии Толопе, и угрозы чиновников депортировать ее обратно в Россию, уже превратили бывшую участницу «Айдара» в лайт-версию Надежды Савченко

 

 

 

Героиня АТО, суровая женщина, мученица от режима (только на тот раз уже не путинского, а порошенковского) и несгибаемый борец с ним. Дошло до того, что обеспечивать безопасность Толопы по время ее визита 5 декабря в посольство России в Киеве вызвались такие идеологические оппоненты, как депутат-либерал Мустафа Найем и ультраправые боевики из «Национального корпуса».

Украинские СМИ посвящают ей сейчас оды, удивительно напоминающие то, что пару лет назад писали Надежде Савченко. «Она очень женственная, любит современную украинскую поэзию и увлекается гончарством. Но это не помешало ей взять в руки автомат и пойти на российско-украинскую войну», — вот, например, вступление к большому интервью с Толопой в «Зеркале недели» 25 ноября этого года.

 

 

 

Правда, биография девушки мало соответствует создаваемому ей сейчас образу.

«Юля Толопа — ребенок из крайне неблагополучной семьи. Ее отец не так давно погиб на «зоне» — согласно официальной версии — упал в какой-то колодец, неофициально — убили (говорят, был сильно избит). С мамой Юля не жила (об этом же Толопа двумя годами позже заявила «Зеркалу недели: «Я не живу с мамой с 14 лет». — Прим. авт.). Сначала она проживала в поселке Подкумок недалеко от Кисловодска, потом в Пятигорске. Девочка была гиперактивная — занималась рукопашкой, вращалась в среде казаков, родноверов, ловила педофилов, участвовала в Русских маршах, ездила в Невиномысск. В принципе, в тот период, когда я ее знал, никакой бандеровской идеологии в ее голове не было. Хотя каша уже была изрядная», — этот рассказ знакомого с Толопой националиста опубликовал 10 октября 2014 года православный блогер, зарегистрированный в ЖЖ под ником tripolk.

Действительно, на фото конца 2012 — начала 2013-го годов из аккаунта Толопы в ВКонтакте она позирует с флагом Российской империи (на украинских националистов действует как красная тряпка на быка), на некоторых — вскидывает руку в нацистском салюте рядом с толпой юнцов типично ультраправого облика. На лице — абсолютно инфантильное выражение. Много фотографий с занятий рукопашным боем, на одной девушка облачена в берет и форму, на плече нашивка казачьего общества «Ермак».

 

Роковым для Толопы стало участие в деятельности неоязыческой общины «Скифия». «Среди родноверов Пятигорска симпатии к «правосекам» очень сильны; там были даже накаты на казаков, которые принимали участие в ополчении Новороссии», — писал tripolk. 26 февраля 2013-го девушка выложила в соцсети фотографию, где старая татуировка на плече забита огромным свастическим коловратом, принятым у родноверов.

Еще интересный момент. 26 января 2013-го Толопа сообщила в соцсетях о задержании на митинге, после которого ее с другими задержанными отвезли в Ставрополь. Очевидно, что речь шла о митинге националистов в Пятигорске, посвященном требованию выхода Ставропольского края из Северокавказского федерального округа. На этом митинге были задержаны два члена украинской партии «Братство»*.

Корчинский, предстающий сейчас идейным борцом с сепаратизмом даже в Каталонии, тогда поддерживал «славянских сепаратистов» в России, позже пригласив многих на семинары на территории Украины.

«Я… приехала в Киев 1 апреля 2014 года посмотреть на Майдан. Тут уже все закончилось, раньше у меня никак не получалось. Я приехала, чтобы для себя понять всю суть дела… Меня встретили очень доброжелательные люди, здесь люди во много раз добрее, чем в России… Я осталась, началась помогать оставшимся на Майдане», — так Толопа изложила 11 сентября этого года обстоятельства своего приезда проекту «Женщины Украины».

 

 

 

По свидетельству очевидцев, история выглядела несколько иначе. «Стартанула Юля весной на Майдан. Предварительно вызванивала всех своих знакомых — просила занять ей денег. К слову, суммы просила немаленькие (для российской глубинки. — Прим. авт.) — 3 — 5 тыс. рублей. Обращалась и ко мне, и к нескольким моим близким знакомым. Среди нас идиотов не оказалось. Но были и такие, кто повелись и денежки Юле заняли. Но больше всего лопухнулись родноверы — ребята из Пятигорска решили в рамках своего бизнеса замутить продажу украинского барахла с языческой символикой (благо, в Украине оно дешевое). И выделили Толопе деньги в сумме 80 тыс. рублей на закупку. Тогда же все были уверены, что Юля скоро вернется обратно, только потусуется на уже затихающем Майдане! — писал tripolk. — Но деньги на этом самом Майдане были тупо просажены. Потому возвращаться в Россию оказалось без вариантов. К тому же, как мне сказали, Юле еще и заняли порядка 50 тыс. (это только та сумма, которая известна моим знакомым). В общем, денег нет. А люди Юлиного возвращения на КМВ (Кавказских Минеральных Водах. — Прим. авт.) ждут с нетерпением — хотят долги вернуть».

Тусовка на Майдане действительно была веселой. На одном из фото Толопа позирует там со вскинутой рукой рядом с Романом Стригунковым (крайний справа на фото), известным в ЖЖ под выразительным ником hitlerolog. Стригунков, возглавлявший в Белгороде карликовую организацию под названием «Русское национал-социальное движение», в Киев перебрался еще в ноябре 2013 года и объявил там о создании в союзе с «Правым сектором»* иммигрантского «Русского легиона». Поиздержавшийся нацист был явно рад прибывшей на Майдан — да еще с внушительной суммой — единомышленнице из России.

 

 

 

Там же Толопа познакомилась с Аленой Семенякой, возглавляющей ныне международное направление в «Национальном корпусе» и в его рамках выстраивающая отношения с неонацистами из различных западноевропейских стран.

Веселая тусовка на Майдане затянулось вплоть до лета. По словам Толопы, в «Айдаре» она оказалась лишь в июне 2014-го, причем подготовка на полигоне заняла у нее всего два дня. Мотивировала она отъезд на фронт не столько украинским патриотизмом, сколько уходом туда окружения по киевской тусовке: «Уже много моих знакомых поехали на восток… Я для себя поняла, что мне нужно тоже ехать туда».

 

«Сначала, с июня 2014-го, была в составе диверсионно-штурмовой группы, позже стала командиром боевой машины… В июле, мы делали зачистку в Георгиевке и на окраине села отбили у боевиков БМП-2», — рассказала Толопа «Зеркалу недели».

Уже тогда у Толопы был позывной «Валькирия», по ее словам, появившийся еще в ходе пребывания в националистических организациях в России.

Свой совокупный боевой путь она обрисовала «Женщинам Украины» так: «11 месяцев я прослужила командиром боевой машины в «Айдаре», в феврале 2015 года приехала в Киев, родила ребенка. Побыла здесь еще 11 месяцев, подписала второй контракт (с батальоном «Донбасс-Украина». — Прим. авт.). Он был неудачный, потому что мы не сошлись характерами с командиром батальона. Я — девочка конфликтная, но не хотела развивать ту ситуацию и просто ушла. Еще четыре месяца я побыла дома и снова подписала контракт, с 16-м батальоном 58-й бригады. Мне осталось полтора месяца до его окончания. Сейчас я занимаюсь разведкой».

Конфликт мог возникнуть из-за того, что на службе Толопа появлялась в бронежилете с приклеенным к нему на груди крупным свастическим коловратом (такую фотографию она выложила 21 марта 2016 года в Facebook). Нацистам в ВСУ все-таки уже были не рады.

Зато среди «патриотов» таким героям рады. После того, как власти и журналисты резко разочаровались в Надежде Савченко, а Амина Окуева отбыла к гуриям, Юлия Толопа вполне может занять их нишу в общественно-политическом поле.

* Организация запрещена в России Верховным судом РФ.

//platform.twitter.com/widgets.js
(https://ukraina.ru/exclus…)

Previous post

Опасный популизм. Зачем Банковой референдум о НАТО

Next post

Ломаченко о бое с Ригондо: Я всегда выхожу побеждать

redox

redox

No Comment

Добавить комментарий