Обзор сетиПолитика

Навальный vs Стрелков. Зачем Стрелков позвал на дебаты Навального, и зачем тот согласился

Тонкий расчёт Кремля, придумавшего гениальный способ скомпрометировать Навального, или мастерский ход самого оппозиционера? Зачем Стрелков позвал на дебаты Навального, и зачем тот согласился.

Ещё даже не назначив дату дебатов с Игорем Стрелковым, а только согласившись на диалог, Алексей Навальный привёл в ужас верных сторонников. Соцсети немедленно наполнились разочарованными откликами, лейтмотивом которых было: нельзя вести переговоры с людьми, подобными Стрелкову-Гиркину.

В одном советском фильме был такой эпизод: мальчик рассказывает историю про француженку, которая заговорила по-английски, очнувшись после удара по голове. И просит друга: шарахни меня доской. Друг сомневается: «Вдруг ты русский забудешь, а английский ещё не выучишь?». По мнению многих сторонников Алексея Навального, ровно это должно случиться с ним после дебатов со Стрелковым. Националисты не прибьются к его лагерю, а либералы покинут навсегда.

Напомним, бывший командир «ополченцев Донбасса» и министр обороны самопровозглашённой ДНР Игорь Стрелков вызвал Алексея Навального на дебаты от лица русских националистов. Он пообещал доказать оппозиционеру, которого кое-кто попрекает национализмом, что тот не только не националист, но и даже нисколько не оппозиционер и уж тем более не патриот.

  • Навальный говорит, что он единственный лидер оппозиции, — сказал Стрелков в интервью «Фонтанке». — А я вот считаю, что он практически ничем не отличается по ряду параметров от нынешних представителей власти.

Вызов принял

«Ну что же, я горячий сторонник открытой политической дискуссии и открытых дебатов, — ответил Навальный на своём сайте. — Мне есть что сказать на эти темы. Подобный разговор с Игорем Ивановичем Стрелковым, который, конечно, является выразителем мнения определенной группы граждан РФ, мне интересен, и я готов в нём участвовать. Я, безусловно, претендую на то, чтобы получить голоса всех избирателей, заявляющих о своих националистических взглядах, несмотря на то, что со многими из них (Стрелков типичный пример) у меня будут существенно расходящиеся, а часто и противоположные взгляды на многие вопросы.

Самое сильное впечатление этот поступок Навального произвёл на его единомышленников. Стрелков — человек, с которым не то что дебатировать нельзя, а вообще рядом постоять. Вроде как кровью и сам запачкаешься. Ужас, гнев, разочарование, сомнения сторонники Навального доверяли соцсетям. Там же оппозиционера шельмовали те, кто тоже себя относит к оппозиции, но не к «навальнинской».

Юрист Фонда борьбы с коррупцией Любовь Соболь, фотограф Рустем Адагамов, финансист Слава Рабинович выразили мнение, что Стрелков военный преступник и террорист, и с ним дискутировать нельзя.

Депутат петербургского парламента Борис Вишневский согласен: «Дебатировать с Гиркиным, отправившимся с оружием в руках воевать на чужую землю в качестве диверсанта-террориста, должен только прокурор. Как в украинском, так и в российском суде».

Журналист Аркадий Бабченко тоже прокомментировал: «Эх, жаль, патриоты Гиви и Моторола не дожили. Гиви умер — и поговорить не с кем… Ну, Мильчаков еще остался».

Сам Навальный в ответ на упрёки в подготовке переговоров с человеком, «развязавшим войну» в Донбассе, ответил, что он бы не отказался от дебатов и с Путиным.

Вот и встретятся

Будущих дебатёров понять можно. Навальный сейчас на пике популярности, но слава его ограничена Интернетом. Стрелков, наоборот, во времена «распятых мальчиков» в Славянске был кумиром телезрителей, а теперь почти совсем забыт, но прежние почитатели быстро его вспомнят. У обоих есть шанс погреться друг у друга в лучах славы. К этому сводятся комментарии из того лагеря, на который нацеливается Навальный.

  • Каждый преследует свои цели, — считает редактор сайта «Русский обозреватель» Егор Холмогоров, которому приписывают авторство выражения «русская весна». — Игорь Стрелков оказался фактически в информационной изоляции, ему очень сложно донести мысли до широкой публики. Вызов нашумевшего Навального — это такой способ сосредоточить на себе определённое общественное внимание.

Другое дело — почему Навальный согласился на это. А согласился он, по мнению признанного националиста Холмогорова, потому, что хочет «постоять рядом со Стрелковым». Идеологических жертв при этом можно будет не приносить.

  • Навальный овладел искусством говорить всё, не говоря ничего, — добавляет Холмогоров. — Я даже могу предположить его аргументы: «Да, конечно, Крым — русская земля, но действовать надо было в поле международного права». Думаю, что тактика его будет простая: соглашаться с ценностями, но говорить, что сделано всё неправильно, он, Навальный, сделал бы лучше. Это тактика беспроигрышная: никто не отправит его в 2014 год на машине времени, чтобы проверить.

Ещё один известный русский националист (так он сам о себе сказал в разговоре с «Фонтанкой»), главный редактор журнала «Вопросы национализма» Константин Крылов тоже оценивает позицию Навального доброжелательно:

  • Я считаю, Навальный как политик проявил одно из лучших своих качеств, а именно — смелость. Стрелков, со своей стороны, хочет показать, что он не ушёл из политики и намерен в ней каким-то образом участвовать. Он придумал, как вызвать к себе интерес. Навального он рассматривает как одного из наиболее перспективных российских политиков. Это тот случай, когда встретятся два человека с очень разными взглядами. И касается это не только украинского вопроса. Стрелков позиционировал себя как очень традиционный для России национал-патриот, а Навальный олицетворяет собой национал-либерала.

Слово «национал» в этом случае, добавляет Крылов, оппонентов ничуть не сближает, а ещё сильнее разводит.

  • Самые напряжённые отношения обычно складываются не между абсолютными противниками, а между теми, кто имеет некоторые общие ценности, — объясняет Крылов. — И вот это будет крайне интересно.

Люди, которым по взглядам ближе нынешний Навальный, а не времён «русских маршей», высказываются с тревогой.

  • Это рискованный шаг, — считает политик Владимир Рыжков. — Репутация у Стрелкова чудовищная. Это человек, у которого на руках кровь, который фактически развязал войну с Украиной, который отвечает за гуманитарную катастрофу на Востоке Украины. Понятно, что всё это делал не он один, что над ним стояли кураторы. Но человек несёт огромную персональную ответственность за губительную войну. Я бы не стал с таким человеком дебатировать, но Алексей принял своё решение. И объяснил свои мотивы: он хочет привлечь голоса националистов.

Владимир Рыжков согласен, что некоторое количество националистов Навальный, глядишь, на свою сторону и перетянет. Но потери выйдут больше, чем приобретения.

  • Не меньше людей он может этими дебатами оттолкнуть, — считает Рыжков. — Многие и так с подозрением относятся к Навальному со времён «русских маршей». Какой тут будет баланс — не знаю. Хотя… У Навального много сторонников, которые будут за него, что бы он ни сделал. Большинство его сторонников о таких вещах не задумываются.

Большим риском со стороны Навального называет это согласие на дебаты и обозреватель «Эха Москвы» Сергей Пархоменко: оппозиционер достигнет цели, только если сумеет разгромить Стрелкова в глазах множества верных «стрелковцев».

  • Это тот случай, когда не просто нельзя проигрывать дебаты, а надо выигрывать с очень большим преимуществом, — объясняет Пархоменко. — Когда ты идёшь на разговор с таким человеком, за ним стоят заложники. Это люди, которые никогда не были в Донбассе, никого сами не убивали, но которые ему почему-то поверили, были им очарованы, увлечены. Вот за этих людей и идёт борьба.

Есть, конечно, продолжает Пархоменко, риск потерять сторонников, но это Навального не должно останавливать.

  • Ему не удастся добиться продвижения вперёд, если он просто будет сидеть и держаться за своих сторонников, — полагает журналист. — Поэтому ему нужно одновременно осуществлять эту джигитовку на восьми лошадях. Вообще всё, что делает Навальный, довольно рискованно. И вопрос «стоит ли риска», я думаю, он задал себе на более раннем этапе — и ответил на него.

Правда, у сторонников, которые задумают от Навального отшатнуться, может возникнуть проблема: сегодня им почти совсем некуда «прибиться», потому что оппозиционная «грядка» прополота очень качественно.

Профессор кафедры сравнительной политологии Высшей школы экономики Николай Петров уверен, что Навальный хорошо понимает, что делает.

  • Навальный — очень талантливый политик-популист, — объясняет политолог. — Он потому так успешен, что, в отличие от многих, чувствует нерв, чувствует, что людей волнует и что он может использовать для раскрутки своего имиджа. Его могут многие не любить, но факт остаётся фактом: у нас нет более яркого политика в публичном пространстве. Конечно, националистическая проблема в риторике Навального, его прошлое с «русскими маршами» заставляют многих бояться, что он националист всерьёз. Другие могут опасаться, что он скажет что-то такое, что оттолкнёт от него сторонников. Всё может быть. Но до сих пор мы видели, что он выступал очень осторожно и выверенно. И сам факт, что объявление о дебатах не оставило равнодушными очень многих людей, показывает, что в итоге это может оказаться выигрышным для Навального ходом.

Профессор Европейского университета в Петербурге Владимир Гельман тоже называет Навального рациональным политиком, а его стремление расширить электоральную базу — закономерным. Пусть бы и дебатами со Стрелковым, которые в Сети уже стали сравнивать с «переговорами с террористом».

  • Здесь речь идёт не о переговорах, а о публичных дебатах, — замечает политолог. — Их политики вынуждены вести и с людьми, которые им крайне несимпатичны. Может быть, вам не нравится то, что делал человек, но вы находитесь с ним на одной политической сцене и вынуждены вести дебаты. Такая позиция, что с представителями другого политического лагеря, пусть и такими одиозными, нельзя разговаривать, это самый верный путь к тому, чтобы оказаться в политическом гетто. В нем может быть очень комфортно, но политики должны расширять круг своих сторонников.

Что единомышленники расстроились, — так это, продолжает Гельман, не единомышленники, наверное, и были.

  • Те, у кого наступило глубокое разочарование, я думаю, просто искали повод, чтоб его выразить, — полагает политолог. — Не случись этого события — было бы что-то другое. На самом деле, значимость этих объявленных дебатов эмоциональная общественность сильно преувеличила. Ничего катастрофически страшного не происходит. А если бы он действительно дебатировал с Путиным? Гиркин не лучше и не хуже Путина.

Другой вопрос — удастся ли на практике Навальному привлечь сторонников из лагеря, идейно близкого Стрелкову. Шансы, считает Гельман, есть.

  • Многие националисты испытывают сильное разочарование в российском политическом режиме, и в этом смысле позиция «враг моего врага — мой друг» правильная, — объясняет политолог. — Навальный стремится создать то, что называется негативной коалицией, когда очень разные противники режима объединяются в тактический альянс. Он, скорее всего, окажется краткосрочным, но какое-то время будет действовать. И Навальный как рациональный политик действует в верном направлении.

Но совсем не так оптимистичен политолог, завкафедрой связей с общественностью МГИМО Валерий Соловей. В Фейсбуке он сделал подробный разбор «гипотетических дебатов Навальный vs Стрелков и их возможных последствий»: выиграть оппозиционер не выиграет, а потерять может много.

«Одно из «золотых» правил PR: никогда не дискутируй публично с теми, кто известен менее тебя, — пишет профессор. — Ибо они приобретают за твой счёт, а ты — теряешь. Или, в лучшем случае, ничего не приобретаешь. В политике дебаты ведутся не ради развлечения, а для приобретения сторонников. На националистов эти дебаты никак не повлияют. Те, кто поумнее и гибче, уже и так поддерживают (или поддержат) Навального. Выбора у них все равно нет и не будет… Зато либералы утвердятся в своих подозрениях в отношении Навального. Между тем их влияние на общественное мнение значительно больше, чем у националистов. Расширения поддержки Навального не произойдёт, хотя ядерный электорат сохранит лояльность своему кумиру. Проблемы Крыма, Донбасса и Украины не важны для массовой публики. И вряд ли имеют серьезное значение для решения вопроса о власти в России. С высокой вероятностью выявится значительное совпадение взглядов Навального и Стрелкова в отношении действующей власти, но не только.

Рука Кремля

После острой реакции сторонников Навального в Сети появилась версия, что это, дескать, хитроумный Кремль придумал такой способ скомпрометировать лидера либералов, «запачкав» его контактами с одиозным Стрелковым. Политологи теорию заговора не поддержали.

  • Такие сложные комбинации не в стиле нынешнего политического руководства страны, — говорит Владимир Гельман. — Там склонны к менее изощрённым приёмам.

Николай Петров добавляет, что хитрой конспирологии здесь ровно столько же, сколько во всех событиях вокруг Навального.

  • Навальный всё время ходит по «минному полю», и что бы он ни сказал или ни сделал, это толкуется какими-то наблюдателями как интриги, злонамеренные планы и так далее, — замечает политолог. — Понятно, что невозможно быть публичным политиком — и всего этого избегать вечно. Но пока мы видели, что Навальный очень осторожно и эффективно оборачивал в свою пользу всё, даже если какие-то злонамеренные планы и были.

Валерий Соловей считает, что несанкционированный контакт двух нелояльных граждан, наоборот, насторожит подозрительную власть: «Любая форма взаимодействия, тем более публичного, Навального и Стрелкова значительно усугубит подозрения власти в подготовке «цветной» революции в России и может побудить ее к решительным действиям в отношении спевшихся врагов», — пишет Соловей в Фейсбуке.

Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»

(http://www.fontanka.ru/20…)

Previous post

Дуров прокомментировал блокировку Telegram в Индонезии

Next post

Около КПВВ Марьинка гражданский получил огнестрельное ранение

redox

redox

No Comment

Добавить комментарий